Ирина Белавина — как форма искусства не для всех

Сделать подарок по цене ланча и попасть в «Союз художников». Искусство ради… чего? И что находится по ту сторону забора?  Расскажет за чашкой кофе петербургский художник Ирина Белавина.

Ты автор проекта «Искусства ради». Насколько я поняла, этот проект нацелен сделать живопись как часть искусства понятной обывателям. Я правильно понимаю? Расскажи подробнее о твоем «детище».

Сейчас существует много проектов, когда рисуют «под вино», читают различные арт-лекции.  «Искусства ради» — это коллаборация двух художников: меня и Аники Картес. Все, что касается рисования (организация корпоративов, рисования на праздниках и т. д.) — это коммерческая история. Но наш проект отличается тем, что мы организовываем и проводим тематические вечера прямо у меня в мастерской. Основная идея — это популяризировать искусство в массы, чтобы люди интересовались им еще больше. Подобные арт-вечера — это душа нашего проекта, где может реализоваться каждый, так как наши гости принимают в этом участие не только как слушатели, но и как непосредственные создатели искусства. Мы много уделяем внимание информационному и визуальному контенту. Одна подготовка чего стоит! Станут ли подобные вечера чем-то глобальным, я не знаю. Мы думали об этом, но, выходя за пределы художественной мастерской на большую аудиторию, мы рискуем потерять камерность этого события, атмосферу. А это важно. В погоне за чем-то большим — можно потерять не сопоставимо больше.

Кстати, о жизни. расскажи, как проходит день из жизни художника?

Да по-разному. Есть установленный график. У меня есть ежедневник, в котором я пишу список задач. Очень много времени занимает маркетинг. Было бы здорово, если бы ты ежедневно погружался только в свое искусство, но,

к сожалению, за тебя никто рекламу не сделает, поэтому приходится делить время на развитие (соц. сети) и творчество. В последнее время я понимаю, что больше времени необходимо все же инвестировать в себя, в свое содержание — чтобы что-то реально давать — надо это иметь. При этом не забывать «показываться», так как если мы не держим себя на виду, значит, нас нет.

Расскажи о своем мастер-классе, который состоится в конце апреля. Будет ведь еще и лекция! Какие темы ты там раскроешь?

Это будет интерактив. Я  расскажу о детском портрете

в русском искусстве, состоится общение со зрителями

и представится возможность рисовать с живой модели.

Зритель сможет увидеть весь процесс создания работы

с натуры. Это будет этюд.

Как думаешь, существует ли у художника карьерная лестница?

Хороший вопрос. Существует ли… Художник сам определяет: либо он массовый деятель, который коммерциализирует свое творчество и уходит в тираж, либо он художник «не для всех». Он ведь может быть всю жизнь сам по себе, и ему абсолютно все равно, будет он успешным или нет. В данном случае я не могу распределить по пунктам какую-то лестницу повышений, но совершенно точно — это твой внутренний рост, причем знание и изучение ремесла — это одно, про это можно даже не говорить. Самое главное — художник должен научиться мыслить, и с этим как раз сложности. Цель нашей «лестницы» — научиться мыслить как художник, быть честным в своем искусстве и , глядя на сегодняшний день, научиться себя «продавать». Вот тебе и получается карьерный рост.

Какие планы дальше?

Ближайшие планы вступить в «Союз художников». 22  апреля пройдет ежегодная выставка «Молодость Петербурга», где молодые художники будут представлять жюри на суд свои работы и, если они проходят, то они входят в экспозицию на выставке. Для поступления в «Союз» необходимо поучаствовать в минимум 3-х таких выставках.

А ты себя относишь к игроку в  «олимпийские игры» или ты «не для всех»?

Не для всех. Я говорю, что моя живопись — это поэзия. А поэзия — это высшая форма искусства. Таким образом, я стараюсь отдалить свое творчество от ремесла и быть искусством. В живописи ведь всегда можно спрятаться за авторскую технику, прием, даже за белый холст. А вот в поэзии за рифму не спрячешься, если твои тексты бессодержательны.

Я знаю, что ты ассоциируешь себя с Мариной Цветаевой. Почему?

Нет, не ассоциирую ни в коем случае. Просто ее стихотворения мне импонируют. В некоторых моментах я будто с ней в унисон. Это один из немногочисленных персонажей жизни,

с которыми я бы встретилась. Из живописи есть подобный персонаж — Фрида Кало.

Ты говоришь, что твои картины автобиографичны. Насколько они отражают тебя? Или ты оставляешь загадку и место для фантазии?

Картины отображают мою эмоциональную составляющую. Мои внутренние чувства. Я пишу людей, а люди — это, несомненно, эмоции, и если посмотреть несколько портретов, то можно увидеть, что они по состоянию абсолютно разные.

Ты веришь в сновидения, в магию «неощутимого»?

Да, верю. Сонники читаю редко. В основном, будто бы вещие сны снятся. В реальности есть ощущение, что это уже было, а на самом деле — тебе это приснилось. Знаки можно видеть каждый день, нужно их просто рассмотреть. Тут даже вопрос в том, хочешь ли ты верить во все это. Очень понравилось, как Шаляпин в книге сказал: «Это те вещи, что находятся по ту сторону забора, это то, что нам недосягаемо».

Недавно я услышала фразу: «Начнешь заниматься тем, что тебе нравится, сразу найдешь время для всего». Ты согласна?

Да. Но здесь самый главный вопрос — для чего. Это действительно важно.

Откуда пошла тяга к маслу и кистям?

Первые масляные краски подарил мне мой супруг. На тот момент он не был моим мужем. А я находилась в поиске себя... Показывая чек за краски в магазине, он в шутку мне сказал: «Столько должна стоить твоя первая картина!». Мы посмеялись. По счастливой случайности, она была продана

в два раза больше.

У тебя есть детская мечта, о которой ты думаешь и хихикаешь от абсурдности?

Да! Но (улыбается), пока никому не рассказываю, даже не связано с художественным!

Где ты черпаешь вдохновение? 

День дает мне импульс. Абсолютно. Какой-то прочитанный фрагмент, увиденный фильм. Информация поступает, ты ее перерабатываешь, и появляется желание творить. В большей степени для своих работ я беру вдохновение из повседневности.

Самое главное художник должен научиться мыслить и с этим как раз сложности.

– Ранее картины писались годами, но глядя на современных художников, я задаюсь вопросом. Почему сегодня картины пишутся так быстро?

– Жизнь сама очень быстрая. Сейчас нет времени. Каждый для себя определяет путь Пикассо, который писал в день по 4 полотна или Вермеера, который создал за свою жизнь 32 полотна. Здесь вопрос твоего отношения к качеству  произведений, это вопрос каждого художника к самому себе.

Относительно недавно прошла выставка «любовь это…». Ты так же участвовала в этом мероприятии. Расскажи, что, по-твоему значит «любовь»?

Любовь — это состояние души.  Любовь в каждом дне. Ты просыпаешься с утра — любовь к самой жизни. Я человек, который живет эмоциями, чувствами. Даже решения я принимаю исходя из эмоций.

«Если ты не знаешь, что выбрать, то подумай о том, что выбрала бы любовь». Не боишься импульсивности в принятии решений?

Это вопрос о доверии к самому себе. Ты должен доверять и верить себе. Нужно развивать свои интуитивные чувства. Мы же, на самом деле, все знаем, просто находимся под такой толстой броней страха, что постоянно кажется, будто мы нуждаемся в чьих-то советах. А мы ни в чьем мнении, советах не нуждаемся. Мы и так сами все чувствуем. Ответ есть внутри, в тебе самом... и тут нужно просто раздавить эту броню и потихоньку ответ тащить за хвост.

Во мне живёт любовь

Автор: Валери Ройтман
Фотограф: Виктория Гаевская

 

Адрес мастерской: 13 линия В. О., д. 72, мастерская 407

Почта: bulavchenok@mail.ru 

www.instagram.com/belavina_art/