Sintezia: синтезируя обувь и искусство

Основательница бренда Sintezia Рита Кутукова рассказала нашему шеф-редактору Алесе, как появилась первая пара обуви, назвала свой любимый фильм и поделилась своим отношением к феминизму. Хотите узнать, кто главный в семье концептуальных предпринимателей из Петербурга и какие у них амбиции? Читайте эксклюзивное интервью для Stories

Рита, ты помнишь момент, когда что-то «щелкнуло» внутри и стало ясно: нужно создавать свое?

– Да. Правда на самом деле все произошло спонтанно. У нас было ателье по индивидуальному пошиву одежды. Часто обращались представители представители элиты, среди которых оказался певец Максим Леонидов. Мы полностью делали ему гардероб, и тут он захотел ботинки. Так вышло, что я сама поехала в колодочный цех, где краем глаза увидела ту самую колодку, с которой и началась наша история. Помню, сразу позвонила прямо из цеха Саше и сказала, что мне нужны вот эти ботинки. 

У вас большая команда?

– В нашей команде 15 человек: я с Сашей, 6 продавцов-консультантов в двух магазинах, ребята, занимающиеся съемками, и SMM-специалист, – это не считая производственных мощностей.

Где вы закупаете материалы? 

– У нас сложная логистика: материалы и комплектующие мы закупаем в разных странах, в том числе и в России. Изготавливаем все в Петербурге и Москве. 

Я видела вашу обувь на моделях Mercedes Benz Fashion Week, я не ошиблась? 

– Да, почти все дизайнеры просили нашу обувь, но мы предоставили, кажется, только четверым. 

Значит, дизайнеры сами идут к вам, а не вы – к ним?

– Конечно, ведь нам по сути это не так уж и выгодно. Дизайнеры обращаются сами, им ведь нужно где-то обувь брать. Потом они ее, конечно, возвращают, но на показах обувь очень сильно занашивается. Порой восстановить практически нереально. В такие моменты я обычно говорю Саше:  «Все, это было в последний раз». Но на практике оказывается иначе (улыбается).

Как вы с Сашей распределяете обязанности?

– На Саше лежит все производство, все самое мужское. На мне – визуальная составляющая.

А кто доминирует в семье, Рита?  

– В семейных отношениях с Сашей мы существуем как единый организм, то есть нельзя сказать, что кто-то диктатор, а кто-то исполнитель.

Кстати, как ты относишься к феминизму?

– Феминизм – это параллельная реальность для меня, к которой я не испытываю симпатии, а точнее к самой форме подачи. Многое раздуто и возведено в культ, многое вырвано из контекста, поэтому я просто не касаюсь этой темы. Дикий перекос и хайп вокруг проблемы, в которую сейчас модно себя погружать. Столько действительно слабых мест и вопросов, которые сильно волнуют. Например, какое внимание у нас уделяется инвалидам, аутистам, пенсионерам, детским домам?

Как появилось ваше название и почему именно Sintezia? 

– Название произошло от слова «синтезировать». Для нас обувь – это язык, инструмент высказывания. У нас нет цели делать обувь ради обуви – есть цель доносить философию через предмет. Наш слоган: «Cинтезируй внутреннее через внешнее». Слово «синтезировать» все понимают по-разному, поэтому мы не навязываем свою собственную трактовку, а даем возможность самостоятельно выбирать свой смысл. 

Рита, а кому ты доверила вести инстаграм бренда? 

– Мне пока сложно найти человека, который бы смог оформлять посты и тексты за меня, поэтому пока всем занимаюсь я и мой помощник.

У тебя есть контент-план? 

– Нет, как такового контент-плана нет. Что нравится и актуально – то и выкладываю сегодня. Завтра уже может быть другое настроение, и пост будет про новую актуальность.

Что является вашим основным инструментом привлечения аудитории?

– Сейчас физические точки стали помогать, конечно, но вообще, если выстраивать такую иерархию, то люди приходят сначала из инстаграм, потом из Вконтакте, а потом уже с фейсбука. Кстати, недавно у нас появился еще и сайт. Вообще, это был, наверное, самый долгий и сложный процесс, потому что только полгода мы искали дизайнера, которого так и не нашли, потом еще полгода мы искали программиста, с которыми очень непросто общаться. Казалось, что этому процессу не будет конца. 

Как получили первые заказы?

– Мы выложили фото ботинок в интернет и… понеслось! Стали писать друзья, друзья друзей. Постепенно мы стали погружаться в это направление все глубже и глубже,  так что на самом деле мы совершенно не планировали заниматься именно обувью. Изначально мы хотели заниматься кино, искусством, а сейчас мы создаем обувь как искусство. 

В какой момент появилась стабильность? 

– Если говорить о финансовой стабильности, то только сейчас. 

А если говорить о стабильности идеи?

– Уверенность, что все получится, была с самого первого дня. 

Хотите ли вы провести свой полноценный показ в России?

– Без лишней скромности скажу, что, когда наша обувь участвует в чьих-то показах, ее узнают все, поэтому проводить полноценный показ только нашей обуви – бессмысленно. 

Слышала как-то, что ты называешь обувь «хрустальным камушком», а как за ним ухаживать? 

– Никак (смеется). Это ведь кожа, поэтому губкой протер и все. Не люблю долго возиться с уходом, поэтому замшу никогда и не беру. Кстати, мы делаем специальную обработку сразу на производстве, чтобы облегчить жизнь своим клиентам. 

25 мая у вас открылся магазин Sintezia в Москве. Теперь у вас с Сашей будет два дома?

– Да, придется жить с Сашей на два города. Мы предпочитаем лично следить за всеми процессам, особенно на начальном этапе. 

Если «выстрелит», то вы переберетесь в Москву? 

– Нет, мы в любом случае останемся в Петербурге. Я больше люблю Питер, нежели Москву. Там люди какие-то более агрессивные и прагматичные, ориентированы только на зарабатывание денег. А у нас история все-таки больше про совмещение бизнеса и искусства. 

Какие у вашего бренда планы на будущее?

– Следующий пункт – Берлин. У нас там даже есть девочка, которая уже занимается поисками локации. Их мы, кстати, только арендуем, помещения мы не покупаем. Нам так удобнее, потому что мы растем, развиваемся, а когда становится тесно, мы меняем свое местоположение. Вообще, переезжаем мы стабильно раз в полгода. 

Почему именно Берлин и когда? 

– Нам очень нравится этот город, подходит по менталитету. У нас там очень много друзей и, кстати, очень много заказов. Из Берлина заказывают больше, чем из всех остальных зарубежных стран. Насчет открытия – хоть завтра, если помещение найдем. 

А какой город сейчас лидирует по количеству заказов: Москва или Питер? 

– Сейчас пополам. Но, думаю, как откроем магазин в Москве, оттуда станет все же больше заказов. 

Скажи честно, тебя устраивает ваш доход? 

– Сейчас мы весь доход полностью вкладываем в развитие, в открытие новых точек. Тем более, в Москве, например, нужно платить буквально за каждый шаг. В этом плане в Питере было намного проще. 

Мне кажется, это и есть амбиции – вкладывать в развитие, получая доход. А как ты понимаешь «амбиции»? 

– Сложный вопрос. Наверное, это какая-то внутренняя потребность быть всегда на плаву, постоянно доказывая, что ты есть и что ты значим. Это точно история не про какую-то художественную рефлексию, когда, скажем, художник пишет от того, что он голодает. 

Рита, а ты амбициозная? 

– Я где-то посередине между голодным художником, которому не нужна никакая коммерция, и человеком, который делает любую историю ради того чтобы стать известными или просто иметь деньги. Хотя, честно говоря, ближе к первому, конечно, и часто это мешает, поэтому стараюсь быть посередине и нащупать баланс.

Есть у вас какие-то еще увлечения и хобби помимо вашего производства? 

– Мы очень любим путешествовать и смотреть что-то новое, следить за художниками и посещать различные галереи. У нас есть ресурс КиберМодерн, в который мы просто вкладываем деньги и ничего не зарабатываем. Это онлайн галерея, где мы освещаем различные культурные явления, происходящие в нашей стране и вообще в мире. 

Какая у вас с Сашей разница в возрасте и сколько вы уже вместе? 

– У нас разница 5 лет, и вместе мы уже 5 лет. А еще у нас есть сын Герман, ему три с половиной года уже.

А что насчет графика сна? 

– Ой, на самом деле я люблю спать много, часов 8. Если меньше, то я начинаю плохо себя чувствовать и реально тупить (смеется), поэтому за такой продолжительный сон я себя не ругаю, мне просто надо столько, вот и все. Климат еще влияет на это. Питерский, например, мне вообще не подходит, но это мой родной город, поэтому я отсюда никуда не перееду. Надо просто чаще выезжать куда-то: на Бали я спала часов по 6 и отлично себя чувствовала. 

 

Автор: Алеся Савинова, шеф-редактор Stories

 Рита, мне нравится твое кольцо. Это какой-то бренд? 

– Это творчество грузинского дизайнера. Мы с Сашей очень любим ювелирные украшения, он мне постоянно что-то покупает. Обувь и ювелирка – это как архитектура, мы видим тут связь. Кстати, в нашем магазине в Москве именно по этой причине появились ювелирные бренды.

А с точки зрения бизнеса? 

– Это упорядочивание своей внутренней культуры, которую ты хочешь донести. Конечно, амбиции в бизнесе – это двигатель.

Какой твой любимый фильм? 

– Сложно сказать, я фанат кино. Среди искусств кинематограф у меня всегда на первом месте. Первым на ум приходит «Догвилль» Ларсе фон Триера. Он выворачивает все изнутри, очень тяжелый и красивый, а эти слова – синонимы.